Особенности купли-продажи жилья с участием несовершеннолетних

Продажа квартиры, где несовершеннолетний является одним из собственников, оказывается, интересует многих россиян. Если ввести в поисковики Google или Yandex соответствующие запросы, то система услужливо выдаст не только статьи, комментарии или рекомендации по данному вопросу, но и покажет статистику самих запросов. А она огромна. Тысячи людей целенаправленно ищут информацию, каким образом можно продать жилье, в котором несовершеннолетний выступает совладельцем.

Если говорить прямо, то продать квартиру, в которой в качестве совладельца выступает несовершеннолетний, не просто сложно, но, выражаясь языком вождя мирового пролетариата, – архисложно. В первую очередь потому, что само государство стоит на страже, простите за банальность, прав детей, которые в силу возраста не могут оценить последствия тех или иных поступков. Закон не только защищает права ребенка в сделках с недвижимостью, но и серьезно ограничивает свободу воли родителей, опекунов и попечителей при заключении подобных договоров.

А потому, существует всего два варианта, когда недвижимость, где совладельцем выступает несовершеннолетний, может быть продана третьим лицам.

Первый вариант


Продавая квартиру, в которой есть несовершеннолетний собственник, родители или опекуны одновременно оформляют на него долю во вновь приобретаемом жилье. На первый взгляд, все просто. Однако, есть подводный камень. И очень большой. Дело в том, что новая квартира по своим потребительским свойствам не должна уступать продаваемой. В противном случае органы опеки и попечительства не согласятся на такую сделку. И самое интересное заключается в том, что определять потребительские свойства нового жилья будут как раз они, а не стороны договора купли-продажи. А у чиновников может быть свой взгляд на вещи. Вот классический пример.

В трехкомнатной муниципальной квартире улучшенной планировки жили Алексей и Анна Шемчуки с дочерью Татьяной (данные изменены). В 2004 г. дочь родила Алексею и Анне внука – Бориса. Мать – одиночка. Ну и кого этим удивишь в наше время? В 2006 г. Шемчуки приватизировали квартиру. Понятно, что и у маленького Бориса появилась доля в собственности.

В 2010 г. Татьяна встретила Анатолия Скавронского (жителя Подмосковья), вышла за него замуж и, взяв фамилию мужа, уехала в город Жуковский. Анатолий прописал Бориса в своей четырехкомнатной квартире. В 2011 г. у Татьяны и Анатолия родилась дочь. В 2012 г. поближе к дочери и внукам перебрались и дед с бабкой – Алексей и Анна. Квартира в Самаре освободилась и Шемчуки сдали ее квартирантам. В 2013 г. они решили продать жилплощадь, купить на вырученные деньги однокомнатную квартиру в Жуковском, а оставшуюся сумму отдать Скавронским для ремонта их жилья.

Однако, перед Шемчуками встала проблема права собственности маленького Бориса в самарской квартире. Посовещавшись, они решили сделать так: общая площадь «трешки» была 82 квадратных метра. Они разделили ее на четверых собственников. Получилось по 20,5 квадратных метров. Значит, семья продает трехкомнатную квартиру, забирает деньги и покупает на имя Бориса жилплощадь в доме гостиничного типа. Такой вариант понравился всем: не хотелось совсем уж разрывать связи с Самарой.

Однако пожилая, похожая на строгую учительницу, чиновница из опеки и попечительства рассудила иначе. Во-первых, ее не устроил совмещенный санузел, во-вторых, школа от дома, где приобреталось жилье, находилась гораздо дальше, чем прежняя от старого места жительства. И, наконец, «новая» квартира – однокомнатная, а ребенку 8 лет. Если что, то жить в ней он будет, конечно, с мамой, а, следовательно, его фактическая жилплощадь уменьшается до 10,25 квадратных метров. Кроме того, учитывая, что ребенок и мать разнополые, то налицо резкое ухудшение потребительских свойств жилья.

Понятно, что органы опеки и попечительства воспротивились сделке: а если Татьяна разведется с Анатолием, и вернется в Самару? И при этом на руках у нее будет еще и младшая дочь? Всем тогда ютиться на 20 с хвостиком метрах? Так что, чиновница, честно говоря, дело свое знала, и опыт у нее был большой. Пришлось Шемчукам так и сдавать квартиру внаем. Приобретать равноценное по потребительским свойствам жилье не было никакого смысла. Суммы, остававшейся после сделок купли-продажи, не хватило бы не только на приобретение еще одной квартиры в Жуковском, но и на ремонт жилья Скавронских.

Второй вариант


Одновременно с реализацией квартиры, на ребенка оформляется доля в другом объекте недвижимости. Понятно, что равноценной по своим потребительским свойствам. Например, в квартире дедушки или бабушки. Жительница Самары Мария Топалова (фамилия изменена) была собственницей двухкомнатной квартиры, в которой кроме нее имела долю ее десятилетняя дочь – Анастасия. В 2012 г. отец Марии – Андрей Викентьев предложил дочери продать ее жилье и переехать к нему – в двухъярусную пятикомнатную квартиру в центре города.

Викентьев жил один и хотел чаще общаться с Марией и Анастасией. Он оформил доли на дочь и внучку в своей квартире. Произошло это одновременно с продажей жилья Топаловой. Органы опеки и попечительства согласились, что новое жилище лучше старого. А потому и не были против.

Что самое важное в таком «обмене»? Ответ простой – одновременность продажи и оформления долей.

Это всегда необходимо учитывать, потому что в противном случае получится, как с жителями Самары Силиверстовыми. Родители (Николай и Евгения) жили с двумя малолетними дочерьми в двухкомнатной приватизированной квартире. Для улучшения жилищных условий они взяли кредит и вложились в новостройку. Николай и Евгения предполагали, что полностью рассчитаются с займом и приобретут обстановку, когда въедут в новое жилье и продадут старое.

Ну, в общем, так они и сделали: въехали в новую квартиру и сразу же оформили жилище на всех четверых. В том числе, понятно, и на девочек. После чего приступили к продаже старой «двушки». Только вот один маленький нюанс: у детей были доли в старой квартире, а тут ещё появились и в новой. Если подходить к делу формально, то получилось, что реализация бывшего жилья без одновременного предоставления равноценной недвижимости нарушает права несовершеннолетних. Даже несмотря на то, что на них уже оформлена в собственность часть новостройки.

Пришлось родителям доказывать в органах опеки и попечительства, а также прокурору, что доли в новостройке были оформлены с прицелом на скорейшую продажу старой квартиры. В конце концов, дело разрешилось благополучно. Однако нервов люди потратили немало. И все только потому, что Силиверстовы и их риэлтор не придали значение слову «одновременно».

Впрочем, при всей кажущейся сложности, этот случай, вряд ли может считаться непреодолимым препятствием. Да, пришлось понервничать, походить по кабинетам. Не более того. Гораздо хуже, когда в результате незаконных сделок с жильем страдают не только дети, но и добросовестные покупатели. В 2000-ом году жителей Балашихи супругов Болдыревых (фамилия изменена) лишили родительских прав, а их детей – Анну и Марию отправили в детдом.

Пока государство заботилось о девочках, непутевые папа и мама вели разгульный образ жизни. В конце концов, они попали в лапы мошенников и умудрились «подарить» квартиру махинаторам. Понятно, что без ведома органов опеки и попечительства. Затем последовали две перепродажи, и жилье в итоге досталось добросовестным приобретателям.

Через несколько лет Анна и Мария покинули детдом. Ну, а дальше обычная и даже немного скучная история: обращение в органы опеки и попечительства, иск прокурора в защиту прав несовершеннолетних, судебные заседания, признание сделок недействительными, возбуждение уголовных дел. Только вот добросовестным приобретателям от этого никак не легче. А всего-то и надо было сделать, что обратиться к адвокату и проверить историю и правовую чистоту квартиры.

Итак, жилплощадь, где у несовершеннолетнего есть доля, продать можно. Такие сделки не являются каким-то «чудом морским» и осуществляются по всей России. Но необходимо учитывать некоторые особенности.

В частности, взамен старого жилья, ребенок должен в обязательном порядке получить новое (или долю в нем). Новая квартира по потребительским свойствам не может уступать прежней. Второй существенный момент заключается в том, что такие сделки должны проходить одновременно.

Конечно, все факторы сразу учесть очень сложно, а потому, весь процесс должен проходить только под контролем профессионального юриста. В противном случае проблем не избежать.

Олег Сухов

Источник: IRN.RU

07.02.2014, 666 просмотров.

Поделиться с друзьями: